0 800 600 002
Отследить заказ
ГлавнаяВсе записиНаши охотыВы тут: Берсерки подземелий
Категории

Берсерки подземелий

Ну вот, скажите на милость, разве это можно назвать зимой?! То вроде бы все в порядке — и снега по колено, и мороз под «двадцатку». А то нате, пожалуйста, оттепель с дождем и грязища. И опять по кругу. Черт знает что, а не зима!

Любой вменяемый охотник, глянув на это слякотное метеорологическое недоразумение сквозь предрассветное окно, зевнет, почешет небритую щеку... и угрюмо вернется под одеяло досматривать прерванный будильником сон. Ведь в нем — теплая осень и небывалый утиный лет, и только патроны куда-то подевались. Патронташ пуст, и из рюкзака вдруг исчезла «НЗ-шная» пачка «пятерки»... Утром супруга лишь отметит: мол, что за кошмар тебе снился? Кричал, ворочался, руками махал... Невдомек ей, что другого способа отбиться от сотенных стай взматеревших крыжней в тех обстоятельствах не нашлось. И, подперев щетинистую щеку, сидит наш охотник с остывшим кофе и недовольно созерцает очередной «выбрык» стихии за окном, пытаясь придумать, чем же занять внезапно выдавшийся выходной от охоты день. Семье, что ли, время уделить?.. Но есть в нашем охотничьем братстве и особая каста. Для них погодные катаклизмы в начале года — самая что ни на есть радость. Им, как говорится, чем хуже погода, тем лучше. Это охотники с норными собаками, или же по охотничье-обиходному — «норники». Все дело в том, что основной объект охоты «на норах» в нашей стране — лисица обыкновенная. И давно замечено, что резкие изменения погоды, особенно с осадками, она предпочитает пережидать в различных убежищах, чаще всего — в норах. К тому же в наших широтах уже с конца января у лис начинается гон, поэтому не редкость в это время в одной норе застать «джек-пот» в виде трех-четырех представителей лисьего племени. В общем, давайте-ка сегодня поговорим об охоте с норными собаками. Разумеется, как и в любой другой охоте, в ней есть масса нюансов, влияющих как на результативность, так и на продолжительность (да и, чего греха таить, на количество ее участников, которые вечером вернутся домой). Но то, что на норной охоте не будет скучно — это я вас уверяю.  

Профильный комитет

Начнем наше повествование, пожалуй, со списка собак, которые используются у нас в стране для норной охоты. Так вот, говоря официальным языком, в него входят представители третьей и четвертой групп FCI (Fédération Cynologique Internationale, или по-нашему — Международной кинологической федерации), то есть терьеры и таксы. Норные терьеры четко и скучно разделены по породам: ягдтерьер, жесткошерстный фокстерьер, гладкошерстный фокстерьер и вель штерьер. А вот для такс, помимо деления на гладкошерстную, жесткошерстную и длинношерстную, существует еще и градация по «калибру»: стандартного размера, карликовая (миниатюрная) и кроличья. В итоге разные сочетания этих размеров и типов шерсти дают нам аж девять пород такс: стандартную гладко-, длинно- и жесткошерстную, карликовую гладко-, длинно- и жесткошерстную и, соответственно, кроличью гладко-, длинно- и жесткошерстную. Фух...  Пуск собаки в лисью нору


Пуск собаки в лисью нору

 В то же время из всего этого перечня пород норных собак для практической охоты у нас в стране обычно применяются немецкие породы — ягдтерьеры и стандартные таксы (гладко- и жесткошерстная). Терьеры с островов Туманного Альбиона (фоксы и вельши) в сердцах большинства украинских «норников» с годами уступили место своим тевтонским потомкам — ягдам. Причина то ли в стараниях немецких собачников первой четверти ХХ века, когда эта порода возникла, то ли в атмосфере Третьего рейха, во времена которого прошло ее становление — но в итоге в лице ягдтерьера мы имеем в высшей мере универсальную охотничью собаку с умопомрачительными азартом и злобой к зверю. Норные охоты, облавы, добор подранка по кровяному следу, водоплавающая дичь, поле, лес — трудно найти охоту, где не нашлось бы работы для яг дтерьера. Короче говоря, энтузиасты этой породы весьма эффективно охотятся со своими питомцами на любую дичь — от перепела и до лося. Ну и пусть стойку по птице, как легавая, он не делает. В остальном же при правильной дрессировке — «практически спаниель». Таксы тоже не лыком шиты. Впрочем, для серьезного «дела» у нас применяют лишь самых крупных из них — стандартных. Их массы, достигающей 7-9 кг, вполне достаточно, чтобы не выглядеть посмешищем, столкнувшись нос к носу с лисицей в подземном лабиринте звериной норы. При этом таксы — практически идеальные собаки для работы по кровяному следу. И, как показывает практика, даже многие поколения предков, проживших «на диване», не в состоянии ослабить у таксы стремление преследовать раненого зверя. Причем хочу заметить — без какой бы то ни было специальной подготовки собачки на этот счет.  Стреля-я-ай!!!


Стреля-я-ай 

Отдельным пунктом необходимо отметить, что, несмотря на ярко выраженные врожденные рабочие качества, все норные породы также прекрасно выступают в роли компаньона для человека. Комнатно-декоративной, если хотите (но второе слово обязательно следует зачеркнуть). Это любимец всей семьи, непременный участник детских шалостей, храбрый охранник от «Слышь, ты, который час?» во время вечерней прогулки. Да и, в принципе, ни для кого не секрет, что теплое бархатное собачье ухо между пальцами — лучший антистресс после нелегкого рабочего дня.  

Подземная братва

Среди всего многообразия охотничьей фауны нашей родины лишь немногие звери устраивают себе подземные жилища. Это барсук, лисица, енотовидная собака, а также волк, сурок-байбак и бобр. При этом на практике в их убежищах вовсе не редкость встретить и мелких куньих — куниц, хорьков, норок. Тем не менее практическая охота с норными собаками (повторю: охота, а не браконьерка) проводится далеко не на все эти виды. Так, на сегодняшний день в Украине канула в Лету охота на волчьих логовах — теперь она запрещена по срокам охоты на этого зверя. Применение такс при охоте на сурков ограничивается лишь здравым смыслом и сводится лишь к извлечению собакой подранков, не успевших забраться слишком далеко вглубь норы. Пускать своего питомца в сурчину «просто так» — это либо гибель собаки, либо многочасовые раскопки с целью ее спасения (и плевать уже на тех байбаков). Нора сурка — сложное переплетение вертикальных сифонов, узких ходов, резких поворотов и «котлов», уходящее на много метров в толщу земной коры. Поэтому спасательная операция по вызволению застрявшей или зарытой коренными обитателями норы собаки может растянуться на многие часы и вылиться в кубометры вырытого грунта. В общем, оно нам надо?    

Лисица обыкновенная — самый популярный объект норной охоты в нашей стране

    Ну, а что касается охоты с норными терьерами и таксами на бобра, то нужно быть готовым к тому, что, например, ружье на эту охоту можно и не брать. Ведь выход из бобровой норы находится под водой — следовательно, для его добычи больше пригодится металлический сачок или иной разрешенный самолов. Тут, конечно, дело вкуса. Кто-то на охоту идет за красивым выстрелом после долгого и увлекательного преследования трофея, а кто-то — за «куском мяса», и чем быстрее и необременительней он будет добыт, тем лучше. Для кого-то же весь смысл охоты — в яркой работе собаки. Но вот сачок из металлической сетки лично я для этого точно делать не буду — не мое. В то же время, покинув нору, бобр часто выплывает на поверхность оглядеться — и меткий выстрел «по месту», строго в голову, решает исход охоты. Однако нужно понимать, что для собаки эта охота очень опасна. Вцепившись в бобра мертвой хваткой, терьеры часто тонут, затащенные им под воду — а зажав зверя в тупике его логова, получают жесточайшие увечья. Кто видел зубы бобра или хотя бы его погрызы на деревьях, понимает всю нешуточность охоты на него с норными собаками и характер травм, которые он может нанести. Следующим действительно трудовым трофеем норной охоты является барсук. Тут же нужно отметить, что охота на него у нас разрешена только в октябре и ноябре — перед началом его зимнего сна. К тому же не стоит забывать, что это лицензионный вид. Поэтому, если случайно таки получится нарваться на него в конце зимы, правильный охотник оставит жителя норы лишь с испорченным настроением и ненадолго прерванным сном, забрав поскорее от него собаку. Почему случайно? Да просто барсучьи норы настолько характерны, что даже малоопытный охотник легко отличит ее от лисьей. Но есть еще один фактор, заставляющий пускать собаку в когда-то выкопанную барсуками нору, не имея целью его добычу. Но об этом — ниже.  Пустая нора энтузиазма не вызывает


Пустая нора энтузиазма не вызывает 

Также регулярным трофеем украинских норников становятся енотовидные собаки. Сейчас, в феврале, эти звери, как и барсуки, находятся в состоянии зимнего сна. От истинной зимней спячки, в которую впадают многие наши грызуны или, например, летучие мыши, его отличает то, что температура тела животного в этом состоянии не падает, зверь периодически просыпается, а во время оттепели даже может вылезти из норы, чтобы размяться, «облегчиться» и утолить жажду — соответственно, «наследив» вокруг убежища. И да, частенько в роли убежища выступает именно жилая барсучья нора, пусть и какой-нибудь дальний ее отнорок. Самым же многочисленным, частым и желанным трофеем норной охоты у нас в стране является лиса. Рыжехвостая активна круглый год и лишь в случае особо обильных снегопадов день-другой не покидает свое убежище. Его роль, помимо «собственнолапно» вырытой норы, может играть ниша в стогу, дренажная труба, ну и барсучьи «хоромы», причем наличие в них хозяев рыжую никак не смущает. И вот поэтому, видя свежеи стоптанный енотовидкой или лисицей вход, пусть и в явно вырытую барсуками нору, преисполненный азарта охотник пускает собаку в манящее подземелье. Дальнейшее же развитие событий теперь будет зависеть от мастерства и натренированности собаки, а также везенья, навыков и опыта охотника.  

Копать или не копать?

Идеальная норная охота выглядит довольно просто. Обследуя найденные с лета выводковые лисьи норы, охотник отмечает по следам, что в эту нору, например, входящих следов больше, чем выходящих; таким образом определяется наличие в ней зверя. Это исследование желательно проводить на определенной дистанции от звериного убежища — чтобы не потревожить лисицу раньше времени. Метров тридцать от «выгребов» будет вполне достаточно. Еще одним признаком наличия зверя в его катакомбах будет поведение собаки — многие опытные норные терьеры и таксы попросту не идут в пустую нору. Но у нас все удачно, зверь в норе — и собака устремляется его искать. Через несколько минут из-под земли доносится злобный лай, подтверждающий, что четвероногий охотник нашел зверя в подземелье, а спустя еще какое-то время вытесненная собакой лисица пулей вылетает из норы и, прикрываясь складками местности, пытается на максимальной скорости покинуть неспокойное место. Впрочем, меткий выстрел прерывает ее бег. Второй вариант правильной охоты с норной — это ее победа в подземной битве с последующим вытаскиванием добычи на поверхность. Такие «тягачи» встречаются нечасто, но они есть и несомненно составляют гордость владельца.  Определение местоположения собаки под землей


Определение местоположения собаки под землей 

Но, к сожалению, так бывает далеко не всегда. Существует ряд факторов, который заставляет охотника с норными собаками откладывать в сторону ружье и браться за лопату. Попробуем разобраться в некоторых из них. В том случае, если лиса «вычислила» наличие охотника у выхода из норы или заново зашла в нее после промаха или подранком, то чаще всего она забивается в самый дальний угол подземелья, где будет яростно отбиваться до последнего. В этом случае земляные работы применяют в первую очередь для недопущения серьезного травмирования собаки. Поэтому стрелку на норе нужно располагаться так, чтобы ветер дул к нему от норы, не курить, худо-бедно замаскироваться и ни в коем случае не маячить напротив выхода из норы. Ну, и еще не забыть встать так, чтобы удобно было стрелять, разумеется. Следующий вариант «охоты лопатой» случается с теми собаками, которые обладают излишней злобой к зверю и чаще, чем нужно, тренируются в искусственной норе на притравочной станции. Хочет того владелец или нет, но у таких собак часто вырабатывается стереотип: нужно догнать зверя и вцепиться в него мертвой хваткой; а дальше лишь ждать, когда над тобой откроют крышку и вынут с добычей на белый свет. Подобную манеру работы, конечно же, чаще можно встретить у ягдтерьеров. Ну и, разумеется, с такой собакой на охоте стреляют гораздо реже, чем копают. Также в норах, вырытых в песчаных грунтах, из-за интенсивных движений работающей собаки и обороняющегося зверя случаются обвалы. В этом случае счет жизни четвероногого друга идет уже на минуты. Однако прежде, чем втыкать лопату в землю, нужно же и понимать, где это делать! Поэтому, как и во всех сферах нашей жизни, в норной охоте прогресс не стоит на месте. И нашими охотниками все чаще применяются специальные системы для поиска норной собаки под землей. Состоят они из передатчика, крепящегося на ошейник питомца, и пульта приемника-регистратора, остающегося в руках у его владельца. А дальше сигнальные лампочки и меняющаяся тональность звукового сигнала рассказывают, где и на какой глубине находится собака. И дело уже остается за выносливостью и навыками охотника-землекопа, а также остротой его лопаты. Что примечательно, эти поисковые системы изначально разрабатывались для поиска людей, погребенных под лавинами, и уже потом были адаптированы разными производителями для применения в норной охоте.  Вышел отдышаться


Вышел отдышаться 

Следующий неприятный случай, требующий мозолистых рук и шанцевого инструмента — встреча норной собаки с барсуком в его подземном жилище. А ведь многолетние норы этих куньих очень часто уходят на немалые метры в толщу земли, а то и в склон оврага, к тому же разветвлены и имеют много входов-выходов. Тут, конечно же, необходимость поисковой системы трудно переоценить. Барсук ведь не лисица — в своих силах этот зверь уверен, и в здравом уме даже под натиском собаки нору никогда не покинет. Поэтому остается или ждать выхода из норы собаки, уставшей от бессмысленной схватки, или копать, если собака излишне вязкая и отходить от зверя не собирается. А ведь оказывается, что раскапывать норы действующим законодательством запрещено! Помимо возможного немалого штрафа за повреждение жилища зверя, хватание за лопату по любому поводу воспитывает у собаки излишнюю вязкость, как и при увлечении искусственной норой. К тому же не стоит забывать о принципах Fair Play — правильный охотник, в отличие от промысловика или браконьера, всегда оставляет потенциальной добыче шанс на спасение. Поэтому ни в коем случае не следует отождествлять норную охоту с непременным фитнесом на тренажере типа «лопата». Несомненно, шанцевый инструмент — и топор, и кирка, и пара острых лопат — обязательно должны быть под рукой. Но лишь на самый крайний случай, когда собака физически не в состоянии покинуть нору без помощи «свыше», и возможные штрафные санкции не играют никакой роли. при правильном же выборе нор и грамотно оценивающей свои силы собаке все эти инструменты должны тихо ржаветь в багажнике. Ведь в большинстве случаев для обеспечения результативной охоты той же таксе вовсе не нужно лезть на рожон — достаточно просто некоторое время пооблаивать найденную в норе лисицу, после чего выйти на свежий воздух. В этой ситуации охотнику нужно максимально тихо и быстро отловить и взять на поводок (или спрятать в переноску) собаку и, соблюдая тишину, приготовиться к выстрелу, поскольку лиса, больше доверяющая прыткости своих лап, чем оказавшемуся недостаточно укромным убежищу, в любой момент может выскочить из норы и броситься наутек, попадая под выстрелы.

 1:0 — в нашу пользу!

1:0 — в нашу пользу 

Кстати, о стрельбе. Поскольку обычно на норной охоте стрелять приходится накоротке, то ни «строгие чоки», ни «нули» тут не нужны. Сужения от «цилиндра» до получока и дробь от пятого номера и до «единицы» — вполне достаточный набор вариантов для уверенного и чистого выстрела по вылетевшей из норы рыжей молнии.  

Бешенству — бой

В завершение хочется посетовать на все более частые потуги «борцов за права животных» запретить контактные притравки норных собак. Вот только никто из них не объясняет — как же постичь единоборство, лишь глядя на спарринг-парт-нера? И знают ли они, что бывает в природной норе с норной собакой, не знающей, чем опасен ее соперник (между прочим, вполне себе дикий хищник). Ах да: «А не надо на охоту ходить!». И это — в стране, где контролем лисьего поголовья (а значит, и природноочагового лисьего бешенства) эффективно занимаются лишь охотники с норными и гончими собаками. Такие дела…   

Статья опубликована в журнале "Мир увлечений: Охота&Оружие" в № 1 за 2018 год.

03.09.2018 17:02:11